ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ПРОФСОЮЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
КРАЕВЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ОБЩЕГО И ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ МИНИСТЕРСТВУ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

 

Главная » 2017 » Декабрь » 13 » Дети решат, куда идти стране
09:18
Дети решат, куда идти стране

Когда опять откроются ясли? Как накажут рвачей-ректоров? Почему наши дети косноязычны? Об этом в беседе с главным редактором «АиФ» Игорем Черняком рассказала министр образования Ольга Васильева. — Ольга Юрьевна, какие проблемы современной школы вы считаете самыми больными сегодня? Год кончается, давайте подведём предварительные итоги. — Школьное образование — очень живой организм, который просто неспособен быстро и резко меняться. Он эволюционирует постепенно. Поэтому все попытки революционных преобразований, которые не раз случались в истории, ни к чему хорошему не приводили. Именно в этой сфере — никогда.

Как любому постоянно меняющемуся организму, школе необходимы комфортные условия для существования.

Образование выполняет важные для страны стратегические задачи. Ведь это ещё и воспитание, это строительство будущего нашего государства. Сегодняшние дети — это те завтрашние граждане, которые будут решать, куда идти стране. Именно от них через 10-15 лет будет зависеть наше с вами будущее, наша спокойная старость. Потому каждое изменение в системе образования должно быть вдумчивым, тщательно проработанным. От того, как будут образованы и воспитаны сегодняшние дети, зависит национальная безопасность. У нас более 42 тысяч школ, и государство должно знать, что в них происходит. Мы выпускаем из них уже взрослого человека. И он должен быть образован и воспитан!

Потому базовое образование, которое получает каждый ребёнок, должно быть доступным, качественным и, самое важное, равным для всех. Тогда всем детям будет доступна база, стартовый трамплин, с которого они смогут дальше продвигаться по индивидуальной траектории. Эту базу могут дать только единые стандарты образования, 2-3 линейки учебников, прошедших экспертизу и соответствующих содержанию образования.

— Давайте подробнее остановимся на учебниках: чего не хватает нынешним?

— Помимо единого, понятного, отвечающего стандартам содержания, им остро не хватает хорошего качества полиграфии: приличной, а не газетной бумаги, качественных иллюстраций. Плюс учебники следует экспертировать с точки зрения достижений науки, потому что в большей части из них имеющиеся за последние 20-25 лет научные достижения вообще никак не освещаются. Огромное количество разрешённых сейчас учебников имеет массу ошибок. Некоторые смешные, а некоторые — опасные.

— Если сравнить советское образование и нынешнее, вы бы какое выбрали?

— Есть такое мудрое высказывание: «Если мы отказываемся от прошлого, то мы не имеем сердца, если мы не смотрим в будущее, мы не имеем головы». Поэтому я уверена: ни в коем случае нельзя отказываться от того хорошего, что было в школах в СССР, но при этом эти плюсы требуют переосмысления в той части, которая касается реалий современности. Сегодняшние школьники отличаются от тех, что сидели за партами 20 лет назад, даже не по своим взглядам, а по той информационной оснащённости жизни, по тому информационному полю, в котором они оказались. И сейчас разговор не об оценке того, хорошо это для них или плохо, таковы реалии их жизни. Поэтому инструментарий изменился, а вот школа как система — почти нет. Но школа обязана давать ответ вызовам современности. Что бы хотелось вернуть из советской школы, которая, кстати, очень сильно — в силу всё того же здорового консерватизма — базировалась на имперском дореволюционном образовании, так это фундаментализм и академизм. Потому что только знание компетенций без глубинного базиса ничего не даёт. Для науки, для её движения, для будущего требуются глубокие знания. И в этом направлении современной школе также необходимо двигаться.

— Вы недавно назвали наших детей косноязычными из-за того, что не читают и сидят в интернете. И как быть с этой бедой?

— Эта проблема существует не только в России, но и во всём мире. Наши дети мало говорят, потому что в интернет-пространстве практически не ведётся ни диалогов, ни монологов. Там слова почти и не требуются. Вот и растут вовсе не глупые, но малоговорящие дети. Если ты чаще всего пользуешься упрощённым языком в интернете, ты никогда не будешь знать родной язык, уметь писать и говорить на нём красиво. Пропадает навык функционального чтения (способности понять смысл прочитанного и коротко его пересказать. — Ред.). Некоторые эксперты считают, что 25% населения страны потеряли умение понять суть и пересказать. Отсюда большая проблема: дети часами сидят за уроками, потому что трудно вникают в смысл задания. В нашей стране для решения в том числе и этой проблемы вернулось в российские школы три года назад итоговое сочинение. Это подталкивает тщательнее изучать русский язык и литературу.

— Так как же вытащить детей из интернета? Недавний опрос показал, что 75% родителей хотят введения в школе предмета, который бы учил детей общаться в реальной жизни, а не в соцсетях.

— Проблема одна: растущими людьми надо заниматься с утра до ночи, учитывать их интересы, постоянно общаться с ними. В наше время школа была вторым домом, там мы после уроков общались, занимались в кружках. Наверное, следует вернуться к такому, подключить школьных психологов, чтобы помогали детям справиться с проблемами, были готовы ответить на все их вопросы. Пока сегодня на одного такого специалиста приходится по 400 учеников. Недопустимая ситуация! И мы её будем обязательно решать.

— Всё время говорят о доступности дополнительного образования для детей, о бесплатности. Но где эта доступность и бесплатность? Вот вопрос от многодетных мам: на секции и кружки уходит более 30 тысяч рублей в месяц. Разве все могут себе это позволить?

— Увеличение охвата детей различными кружками — ключевая задача развития дополнительного образования детей. Значительная часть дополнительных общеобразовательных программ реализуется в общеобразовательных организациях на бесплатной основе. Согласно данным федерального статистического наблюдения, сегодня в РФ 44 тысячи организаций дополнительного образования. Охват детей в возрасте от 5 до 18 лет услугами дополнительного образования в 2016 г. составил 69%. И каждый третий из них посещает различные спортивные занятия, в том числе посещает детско-юношеские спортивные школы.

Сегодня при участии Минобрнауки России функционирует 25 площадок детских технопарков «Кванториум». К концу 2017 года планируется, что будет открыто всего около 40 детских технопарков.

В Минобрнауки России идёт подготовка решений, связанных с адресной поддержкой доступности дополнительного образования для малообеспеченных и многодетных семей, семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Предполагается введение индивидуальных сертификатов на получение услуг по дополнительному образованию детей (персонифицированное финансирование). Пилотная апробация уже проводится в 9 субъектах Российской Федерации (республиках Бурятия, Саха (Якутия), Татарстан, а также в Пермском крае, Астраханской, Вологодской, Тульской, Тюменской областях и Ханты-Мансийском автономном округе). В настоящее время сертификаты выданы 84 555 детям, при этом в апробации участвуют 515 организаций, реализующих дополнительные общеобразовательные программы, в том числе 49 негосударственных организаций.

— На этой неделе стало известно, что правительство разработает и утвердит программу по созданию дополнительных мест в организациях, где реализуются программы дошкольного образования. Цель программы обозначена как достижение к 2021 г. стопроцентной доступности дошкольного образования для детей в возрасте от 2 месяцев до 3 лет.

— Действительно так. У нас есть поручение президента, которое он утвердил по итогам заседания Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг., состоявшегося 28 ноября этого года. И это решение вполне ожидаемо. Помните, в июне этого года на «Прямой линии с Владимиром Путиным» президент как раз говорил о том, что вопрос с детскими садами для детей 3-7 лет практически решён. А вот яслей нет. Тогда Владимир Владимирович обратил внимание на реальную проблему: для молодых мам, которые не хотят выпасть из своей профессии либо хотят приобрести профессию, ясли нужны. И нужна отдельная программа. Именно о ней как раз теперь и идёт речь.

Мы начинаем строить ясли для детей от 2 месяцев до 3 лет. Деньги на это нам выделяет резервный фонд. Это большая программа, которая потребует значительных усилий и на федеральном уровне, и на региональном: от руководителей органов управления образованием. Это будет очень важный проект, потому что для строительства таких зданий потребуется особая организация пространства, определённая мебель и система питания.

Это, конечно, масштабный проект. Но опыт по реализации таких проектов у нас есть. Этот проект станет продолжением реализации комплекса мероприятий по модернизации региональных систем дошкольного образования. В том, что по состоянию на 1 декабря этого года 7,4 млн наших детей дошкольного возраста от 2 месяцев до 7 лет получают дошкольное образование, есть и реальный эффект по работе в рамках мероприятий МРСДО.

Похожую задачу реализует Минобрнауки России по поводу создания новых мест в школах. Это наш приоритетный проект «Создание современной образовательной среды для школьников». В этом проекте при строительстве новых школ тоже применяются самые современные архитектурно-планировочные решения. И цель этого проекта в том, чтобы обеспечить российским школьникам современную образовательную среду и перевести всех учащихся на обучение в одну смену.

Так что программа, нацеленная на строительство новых яслей, по сути, станет продолжением государственных инициатив по расширению качественной и современной инфраструктуры для наших детей и школьников.

— Вы недавно побывали в Дагестане. Южные регионы традиционно сдавали ЕГЭ на высокие баллы: говорят, специально уезжают в школы в горных аулах, где проще списать. А потом элитные московские вузы заполняли люди, едва говорящие по-русски. Сейчас этот вопрос решён?

— Проблемы в организации ЕГЭ в Северо-Кавказском федеральном округе имели место до 2014 г. Но в 2014 г. приняты меры, которые помогли обеспечить объективность ЕГЭ: стопроцентное онлайн-видеонаблюдение во всех пунктах проведения экзаменов (ППЭ), соблюдение сохранности заданий в период их транспортировки, во всех субъектах региона созданы ситуационные центры для контроля за ходом ЕГЭ, были выделены федеральные субсидии на технологическое обеспечение проведения ЕГЭ. После чего средние баллы по результатам объективно проведённых ЕГЭ 2014 и 2015 гг. стали соотноситься со средними результатами по России. Одновременно резко уменьшилось число высокобалльников.

— Зачем нужен новый вид аттестации учителей? У них и так слишком много бумажной работы. Не окажется ли это очередным бюрократическим этапом?

— Нет, не окажется. В этом году мы провели в 15 регионах добровольный эксперимент с учителями математики и русского языка. Они сами были заинтересованы в получении независимой оценки знаний своего предмета. На эксперимент пошли молодые, во многом амбициозные педагоги. Ведь проверка проходила на анонимных условиях. Результаты не были очень хорошими, они были ожидаемыми, и они показали, где и какие пробелы следует устранять. Учительский корпус — это те люди, которые действительно учатся всю жизнь, если, конечно, они не попали в школу случайно.

Сегодня в стране осталось всего 44 педагогических вуза, за последнее десятилетие качество педагогического образования сильно просело. И важно эту ситуацию изменить.

— Ректоры некоторых вузов сегодня получают под миллион, а рядовые преподаватели — по 35-45 тыс. Видите ли вы здесь проблему и как её будете решать?

— На прошедшем на днях совещании с ректорами нами были озвучены результаты соответствующей проверки. Мы сравнили качественные показатели деятельности образовательных организаций высшей школы с уровнем зарплаты руководителей. Одновременно мы проговорили новую методику расчёта зарплат ректоров, которая приведена в соответствие с постановлением правительства № 583.

Существующая сегодня кое-где кратность зарплаты преподавателя и ректора в 11 раз и выше — это, извините, ненормально.

— А какие меры будут приниматься?

— Самые жёсткие. Вплоть до увольнений.

— Некоторые вузы в регионах станут центрами инноваций. Но у нас уже есть опорные университеты, федеральные, научно-исследовательские. К чему ещё один вид? Где найти для них столько высококлассных кадров? А главное, что они там будут изобретать и разрабатывать?

— Задача Минобрнауки России — это сформировать конкурентоспособную на мировом и национальном уровне сеть вузов, вернуть отечественное образование на лидирующие позиции в мире и развивать систему высшего образования с упором на запросы всех регионов России.

В рамках приоритетного проекта правительства «Вузы как центры пространства создания инноваций» уже сформирована группа ведущих университетов-лидеров, активно позиционирующих себя в международном образовательном пространстве, претендуя на статус исследовательских университетов мирового уровня, а также группа вузов-лидеров регионального развития, которые учитывают запросы региональных экономик и рынков труда. Статус «опорный университет» не предполагает укрупнения вузов. Укрупнение, объединение вузов в регионах — это исключительно обдуманное и взвешенное решение региональных властей, обусловленное стратегией развития региона.

Образовательный ландшафт в регионах формируется региональной властью. И это оправданно. Помимо опорных университетов, к 2020 г. планируется в каждом субъекте создать университетские центры инновационного, технологического и социального развития регионов. Они должны стать источником позитивных изменений городской и региональной среды.

— Нужно ли тратить деньги на вхождение наших вузов в международные рейтинги? Вы недавно говорили, что выделяемые им бюджетные средства зачастую тратятся неэффективно и вообще овчинка не стоит выделки. Может, есть более полезное применение этим миллиардам?

— Проект 5/100 нацелен на достижение амбициозной цели: вхождение в общие рейтинги. Мы понимаем, что не все вошедшие в проект вузы её достигнут, поэтому в новой версии постановления правительства, которое описывает правила предоставления субсидий вузам проекта 5/100, предусмотрена процедура прекращения оказания государственной поддержки. Соответствующие изменения в 2017 г. министерство внесло в постановление правительства РФ, которое регулирует вопрос распределения средств. Они поддержаны правительством РФ, и в соответствии с ними вузы, которые не показывают существенной динамики, могут быть лишены государственной поддержки.

Ольга Васильева
Беседовал Игорь Черняк

Источник: Аргументы и Факты

12 декабря 2017 г.

Просмотров: 17 | Добавил: Nelli | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar